Игра в саунд-мозаику или Почему звукорежиссёры не любят чаек

Игра в саунд-мозаику или Почему звукорежиссёры не любят чаек


Ты не пугайся: остров полон звуков — 
И шелеста, и шепота, и пенья; 
Они приятны, нет от них вреда. 
Бывает, словно сотни инструментов 
Звенят в моих ушах; а то бывает, 
Что голоса я слышу, пробуждаясь, 
И засыпаю вновь под это пенье. 
И золотые облака мне снятся. 
И льётся дождь сокровищ на меня… 
И плачу я о том, что я проснулся.
У.Шекспир

 

Чтобы понять, как хороший звук влияет на ощущения зрителя от просмотра фильма, попробуйте съесть клубнику, зажав нос пальцами. Без своего притягательного запаха ягода покажется совсем не такой вкусной. Так же и со звуком в кино – мглистая, дикая, завывающая метель превратится в скучное метеорологическое явление. Звонкий солнечный день в талом весеннем лесу – в неприметный пейзаж на картинке с откидного календаря. Продолжать приводить примеры можно бесконечно, смысл же один – без звука любая картинка – просто картинка, не передающая тех эмоций, ощущений и мыслей, которые могла бы донести даже до случайного зрителя. 


Значение звука в видеопродакшне и труд звукорежиссеров трудно переоценить. Ведь каждый проект – однозначно особенный, с массой нюансов, которых не найти в саунд-библиотеках, не изобразить схематично. И полностью готовым к нему быть невозможно. Потому что только в процессе работы всплывают моменты, явления и тонкости, которые невозможно учесть даже при самой тщательной подготовке. Например, знаете ли вы, что черноморская чайка кричит иначе, чем полярная? И что это становится понятно только когда чайки кричат стаей. Соло у них почти неотличимо. Вроде бы – какая зрителю разница, чайка – она и в Африке чайка. А вот и нет. В озвучании чаек наше с вами восприятие подложило звукорежиссерам свинью.

Оказывается, что, даже не понимая, откуда родом эти чертовы чайки, наш мозг рисует себе картинку в точном соответствии с их местонахождением. Крики черноморских чаек вызывают в нас ощущения теплого российского курорта, а чайки мурманские заставляют поежиться от ассоциаций с морскими полярными ветрами. Подставь гомон южных чаек в картинку с ледоколом – и фильм перестанет быть мужественно северным. А это уже явный брак.
Именно поэтому работа звукорежиссера над проектом начинается прямо на площадке, где Мастер звука тщательно записывает не только реплики актёров, но и тысячи оттенков звуков, их окружающих, чтобы потом, получив смонтированный видео-продукт, собрать эту саунд-мозаику в идеальную картину. 

Но увы, не всегда звук приходится делать тому, кто работал с ним на площадке. Бывает, что озвучанием фильма занимаются совсем другие люди. Фильм отснят, звук частично записан, и этот аудиовизуальный фарш просто передается звукорежиссерам, которым предстоит теперь приготовить из него филигранное, безупречное, яркое блюдо. Так и вышло с одним из проектов, над которым работал Отдел Саунд-дизайна Омельчак мультимедиа студии. Из чернового звукового монтажа полнометражного документального фильма «Мончегорск», нашим саунд-мастерам нужно было собрать, озвучить, обработать и свести универсальную прокатную версию для интеграции мастер-файла в собранный на студии "Рек.А" видеофайл. 

Для начала всё это кино нужно было со звуком синхронизировать. Ибо звуковых дорожек множество и все они – в черновом варианте, отдельно от изображения. Этот этап самый муторный и монотонный – минимум творчества, максимум внимательности и усидчивости, ибо каждое мгновение фильма хронометражном 120 минут должно в точности совпадать со всеми своими звуковыми дорожками. Когда все записанные на площадке стуки, свисты, звоны, лязги, топоты, хрусты, трели, крики, дребезжания и дуновения разложены каждый на свое место, очищены от лишнего шума и приведены к единым громкостным параметрам, начинается поиск и создание SFX-эффектов, а также тех шумов и звуков, которых попросту нет в записанном материале. Выдох моржа у борта корабля на 72-й секунде, дуновение случайного солнечного ветра тихим полярным утром на 42-й, возня свежепойманных селедок в трале на 61-й.

И вот, наконец, всё звучит так, как должно звучать. Начинается динамическая и пространственная обработка голосов и окружения, в зависимости от пространства сцены и в точном соответствии с пожеланиями режиссера проекта. Ибо морж у борта звучит не так, как морж на льдине, ему нужен металлический «отсвет» звука; а голоса людей на пристани должен растворять ветер с северного моря, но так, чтобы их все равно было идеально слышно зрителю.  Уставшие, но довольные звукорежиссеры, давно впитавшие все оттенки речи мурманчан и вздыхающие исключительно по-моржовому, начинают общее сведение и мастеринг в соответствии с техническими требованиями стандарта EBU R 128. 

Всё. Работа над проектом завершена. Фильм готов, и он – именно такой, каким его видел режиссер. А теперь можете увидеть и вы. Здесь, на нашем сайте в разделе портфолио фильм «Мончегорск».
https://www.omelchak.com/proekty/monchegorsk/